Русская Православная Церковь
Московский Патриархат, Алтайская Митрополия
Барнаульская Епархия

Новости митрополии

Версия для печати

Комментарий врачей Алтайского края на проект документа «Этические проблемы, связанные с методом эко»

03.04.2021
Источник информации: Алтайская митрополия
Адрес новости: http://www.altai-mitropolia.ru/allnewses/news/?id=22915



В проекте документа «Этические проблемы, связанные с экстракорпоральным оплодотворением» (ЭКО) поддерживается позиция, ранее принятая Православной Церковью: это возможность применения ЭКО при соблюдении таких ограничений, как создание «избыточных» эмбрионов и их последующее разрушение; проведение медико-генетического тестирования эмбрионов перед переносом будущей матери; перенос избыточного количества (более двух) эмбрионов в утробу матери; недопустимость донорства половых клеток и т.н. «суррогатного материнства».

Наше внимание привлекли некоторые положения проекта, которые мы и предлагаем обсудить.

1. «..учитывая значительное развитие репродуктивных технологий со времени выхода «Основ социальной концепции», что привело, в том числе, к появлению возможности образовать в процессе ЭКО и перенести в утробы матери только один или два эмбриона, Церковь также допускает для супругов, находящихся в детородном возрасте, возможность осуществления ЭКО».

Отдельно остановимся на двух тезисах - «значительное развитие репродуктивных технологий» и «возможность образовать … и перенести».

Ущербность первого тезиса связана с оценкой реальных весьма скромных результатов практики проведения ЭКО. Эмбриологи отмечают, и довольно часто, сбои на всех этапах технологической цепочки, и эти неудачи неизбежно приводят к потере эмбрионов. Их гибель некорректно сравнивать с гибелью эмбриона при беременности ранних сроков, наступившей естественным путем. Здесь важно помнить, что само ЭКО – «дело рук человеческих», как и его вероятные негативные исходы. Ситуация при этом усугубляется тем, что женщина ответственно дает информированное согласие на манипуляции, которые морально небезупречны.

В организме матери процесс зачатия и последующего развития ребенка имеет необыкновенные и во многом нами еще не познанные, а потому технологически невоспроизводимые условия возникновения и развития беременности. Речь идет не только о чудесном гормональном диалоге между эмбрионом и «эндокринным оркестром» матери. Этот диалог не ограничивается лишь секрецией яичниковых гормонов (их в организме несколько); здесь в организме матери начинается индивидуальное исполнение сложного «музыкального произведения» всех слаженно работающих желез внутренней секреции, причем с нарастающей мощностью звучания, в ответ на потребности крохотного ребенка. 

Как это возможно воспроизвести самим медикам? Невозможно! В технологии ЭКО все просто и одновременно грубо: для внеутробного ребенка в наиболее ответственном периоде предлагается «питательные среды»; для тела матери, «подготовленного» антигормонами через создание нефизиологического гормонального «плато» - заместительное и стимулирующее стандартное гормональное воздействие 2-4-мя препаратами в больших дозах.

ЭКО

Чудо возникновения жизни сопровождается и другими, не менее значимыми процессами, связанными с механизмами поддержки развивающегося ребенка. Так, известно влияние эмоционального состояния женщины на физический и психоэмоциональный статусы будущего дитя. Сейчас все чаще представители фундаментальных дисциплин говорят о волновой природе взаимодействия матери и ребенка. Так, одной из версий объяснения «беспричинного» бесплодия, когда женщина при анатомической и видимой функциональной сохранности органов репродукции не может зачать ребенка, является именно волновая концепция. 

Аборт - предшественник бесплодия - оставляет в утробе матери именно такой волновой след-фантом. Но нами пока усвоено только самое очевидное объяснение - морфологические последствия аборта для женщины. Насколько технология ЭКО вторгается в волновой диалог мать-ребенок? Как это может и может ли быть учтено при проведении ЭКО? В этих ситуациях совсем неважно, как будет выполнено ЭКО - в естественном, в частично модифицированном или в стимулированном циклах. Неизбежны явные потери (гибель эмбриона) и потери, нами не учитываемые (изменение биологии человека).

Наши научные знания о сложной природе развития ребенка в утробе матери – капля знаний в безграничном океане непознанного. В нем мы оказываемся бесстрашными пловцами, но (увы!) «за чужой счет».

В настоящем дискуссионном поле представлена хорошо аргументированная позиция д.м.н., проф. Н.А. Жаркина (г. Волгоград). Его научный доклад (опубликован в виде комментария от 14.02.21 г. на сайте Межсоборного присутствия) представляет убедительную аргументацию негативных последствий ЭКО на здоровье матери и ребенка, свидетельствует о том, что это источник серьезных медицинских проблем нередко уровня инвалидизации и даже смерти и ребенка, и матери.

Что касается наших технологических «возможностей образовать …. и перенести» эмбрионы, следовало бы со всей ответственностью оценить отдаленные результаты этих «возможностей». 

В частности, внимательно комплексно изучить имеющиеся данные о том, каково репродуктивное здоровье детей, рожденных в результате ЭКО. Такой безоценочный период для современной медицины явно затянулся, ведь первый ребенок родился в мире в результате ЭКО в 1976 г., в нашей стране - в 1986 г. Сейчас введено в обиход понятие «вертикальное бесплодие», которое означает, вероятность бесплодия у детей, рожденных в результате ВРТ. Публикаций с достоверными статистическими данными о том как беременеют и рождают эти уж взрослые детки нет. Неужели все наши усилия по рождению ребенка с помощью ЭКО есть воплощение эгоистических устремлений, самолюбивых желаний без какой-либо ответственности перед появившимся ребенком?

2. «В настоящее время все больше людей обращаются к методу экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) для преодоления последствий бесплодия».

В России детородный возраст считается в интервале от 15 до 49 лет. Клинические рекомендации директивно устанавливают тактику ведения пациенток, относящихся к группе группе 35 лет и более, которые лечат бесплодие. Для них сразу определено направление на ЭКО, минуя традиционные попытки восстановления репродукции. На деле получается не столько стремление излечить женщину, сколько завершить (как было показано выше, далеко не всегда с ожидаемым женщиной результатом) индивидуальную историю бесплодия. И уж совершенно видимый результат реализации таких установок – постоянно растущая очередь женщин, определяемых как «нуждающиеся в ЭКО».

Не в меньшей степени настораживает транслируемая нашей медициной общая для всех категорий женщин рекомендация: не затягивать с диагностикой и лечением бесплодия. Это изначально ориентирует и врача, взявшегося лечить женщину, и ее саму на то, что панацеей от всех бед может стать быстрое обращение к технологии ЭКО.

Добавим к этому и такой момент. Вера самого медицинского сообщества (как искренняя, так и связанная с финансовыми интересами) в технические возможности современной медицины заметным образом изменяет подходы не только в терапии женского бесплодия, но и в оперативном лечении. Особенно печально это наблюдать, когда во время гинекологической операции по неотложным показаниям, выполняются необоснованные радикальные объемы (удаление обеих маточных труб, обширные резекции/коагуляции яичников). И это несмотря на декларируемый органосохраняющий подход. Надеждой на репродуктивные возможности ЭКО после операции наполнена выписка: направить на ВРТ. Но что в этом читается больше – это рекомендация или приговор женщине?

Нередко высказывается мнение, что ситуация бесплодия ослабляет стабильность семьи, и готовность прибегнуть к ЭКО обусловлена стремлением сохранить супружеские отношения. Несомненно, такой риск существует, но ведь и ЭКО его не устраняет: семья может не вынести испытаний при рождении ребенка-инвалида, может распасться и после ЭКО «без особых причин», как это описывает участник дискуссии Иван Карпинович (комментарий от 10.02.21 г.. на сайте Межсоборного присутствия РПЦ).

На личном опыте в своей практической деятельности врача могу утверждать, что есть супружеские пары, которые приняли крест бесплодия, и через 10-15 лет семейной жизни Бог даровал им ребенка, которого они успешно выносили и родили. И подобного рода случаи не редкость в практике. Чудо случается не в метаниях и борьбе за родительское счастье любыми возможными способами, а в тишине верной супружеской жизни. И не возраст родителей является аргументом для получения Божьего дара, тут важно другое.

Православный священник так комментирует слова Священного Писания «Я благословлю благословляющих тебя… и благословятся в тебе все племена земные» (Быт. 12:3): «О! сколько между нами людей, хотящих получить благословение свыше, в сущности, живущих только для себя! … Хочешь быть благословением для ближних? Дай себя пересадить на другую почву. Если ты соединился со Христом, сораспялся с Ним, пустил свои корни в Его Царство, тогда ты становишься проводником Его благословения. … Источником воды живой Он в Свое время восполнит все недостающее в нас. Он даст нам веру, надежду, терпение и силу, чтобы идти вперед верою, а не ведением».

И очевидно, что ЭКО не может приблизить супругов к обретению смысла человеческой жизни.

3. «На исключение этих методов должно быть указано в документах, фиксирующих соглашение между родителями и медицинским учреждением».

Речь идет о возможности заключить соглашение между медицинским учреждением и родителями об условиях выполнения ЭКО. Здесь много сомнений и опасностей.

Во-первых, следует знать, что медицинская организация и доктор, который берется за проведение ЭКО, находятся в договорных отношениях не только с будущими православными родителями, но, одновременно, и с неверующими людьми, в интересы которых входит получение быстрого результата, сулящего приличный доход учреждению. Поэтому последние в соглашениях закладывают страховочные мероприятия (создание дополнительных «избыточных» эмбрионов, их селекция и редукция / уничтожение, криоконсервация на будущее и т.д.). Как раз то, чего православные хотят избегнуть. 

Возникает вопрос в отношении действий эмбриолога, врача-гинеколога и медицинской клиники: «Может ли течь из одного источника сладкая и горькая вода?». «Не может» - утверждает святой апостол Иаков в своем послании (Посл. Иак. гл 3:11-12). Это и понятно: один и тот же специалист не может искренне работать в двух различных нравственных парадигмах.

Во-вторых, медицинская организация, особенно частная, легко откликнется на желание клиента (ибо «Желание клиента – закон!»). И пройдет не так много времени, как появится и будет широко рекламироваться новый вид услуги - «ЭКО для православных». Основой доверия клиента новой услуге невозможно без свидетельства ее эффективности. А уж как будут выполняться оговоренные в Проекте ограничения, приемлемые для православных (создание «избыточных» эмбрионов и их последующее разрушение; проведение медико-генетического тестирования эмбрионов перед переносом будущей матери; перенос избыточного количества (более двух) эмбрионов в утробу матери и др.), останется на совести того, кто будет включен в оказание услуги. Контроль за исполнением этой медицинской технологии практически невыполним, включая регистрацию процесса видеокамерами. Соглашаясь, мы можем вторить теперь классику: «Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад» (А.С. Пушкин). Но хотим ли мы действительно обмануться?

В заключение заметим, что в научной (несколько реже) и общественной (все чаще) дискуссиях их участники стыдливо избегают определять ЭКО как способ лечения бесплодия, ибо по сути своей это вовсе не лечения; реже стали говорить о нем как о варианте «преодоления бесплодия», потому что на деле после этой процедуры женщина не становится плодовитой. 

Так что же такое ЭКО? Это не что иное, как новый способ размножения человека, да еще в его экстремальном экспериментальном варианте. Академик И.Ю. Коган (СПб) называет это «биотехнологией воспроизводства человека как вида» (28.11.20 г.). О нем ничего не сказано в Священном Писании.

Верующего человека фраза из Проекта: «В настоящее время все больше людей обращаются к методу экстракорпорального оплодотворения» должна не привлекать, а отпугивать, т.к. для него совершенно очевидно, куда идет «большинство». Да, к сожалению, фраза эта отражает горестную реальность сегодняшнего дня. Стоит ли нам присоединяться к этой реальности? По нашему мнению – нет!

В своем отношении к Проекту «Этические проблемы, связанные с экстракорпоральным оплодотворением» мы солидаризируемся с экспертным заключением Церковно-общественного совета по биомедицинской этике (2021 г.)

Председатель ОПВ Алтайского края

к.м.н. Харченко Елена Васильевна

15.03.2021 г.


Все новости раздела




Другие новости раздела:

Благотворительный фонд Правмир представляет реестр реабилитационных центров России. Вы можете воспользоваться поиском на сайте -https://fond.pravmir.ru/reestr/ ...
1 апреля в аудитории 1 курса Барнаульской духовной семинарии состоялась встреча студентов семинарии с руководителем миссионерского отдела Новосибирской епархии, настоятелем Александро-Невского собора г. Новосибирска протоиереем Александром ...
1 апреля студенты Барнаульской духовной семинарии по приглашению литургического сообщества Санкт-Петербургской духовной академии приняли участие в онлайн-лектории. Тема лекции Чины Великого четверга в свете новых находок на Синае. Лекцию читала ...
30 марта остоялось заседание межрелигиозной группы УФСИН по Алтайскому краю, в котором приняли участие клирикиБарнаульской епархии, несущие пастырское послушание в учреждениях УИС. За активную деятельность в области обеспечения свободы совести ...